Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

«Синяя птица» / «История для театра»

Оригинал взят у pamsik в «Синяя птица» / «История для театра»
У меня в руках ещё одна драгоценность от издательства «АРТ Волхонка» из серии «Истории для театра».
«Синяя птица»!
Чудесная волшебная нежная философская сказка Мориса Метелинка, бельгийского драматурга-символиста, писавшего на французском языке. Свою пьесу он написал в 1908 году, а право первой постановки, ещё до публикации пьесы» предоставил Константину Станиславскому в 1909.
Вот таким удивительным путём фламандская «Синяя птица» прилетела в Россию на мхатовскую сцену и стала визитной карточкой этого знаменитого театра!

Уникальность этой книги, как и «Принцессы Турандот» заключается в том, что в ней собрано ВСЁ: оригинальный текст пьесы Метерлинка; адаптированный режиссёрский вариант 1920-х годов; речь Станиславского перед труппой МХАТа после прочтения «Синей птицы»; изумительные рисунки Владимира Егорова, новаторские декорации и костюмы которого к спектаклю одобрил сам Метерлинк; описание этих костюмов; фотографии спектакля и актёров; фотографии и краткие биографии всех людей, кто был причастен к созданию этого спектакля-феерии.
Главная читательская эмоция – это ощущение сопричастности к магии творческого процесса превращения художественного произведения в спектакль, которому уже больше 100 лет!
Я больше чем уверена, что у вас уже есть на книжной полке «Синяя птица». Но здесь совсем другое!
Вы только представьте себе, какое удовольствие вы получите, когда начнёте погружаться в мир материализации пьесы.

Почитайте, что пишет Станиславский:
«Я счастлив, что пьеса "Синяя птица" при сегодняшнем чтении так восторженно принята вами. Наш любимый и гениальный автор пьесы, Морис Метерлинк, оказал нам большую честь и доверие, которые мы должны оправдть. За нами будет следить не одна Москва».
«Прежде всего, нам надо передать на сцене непередаваемое. Мысли и предчувствия Метерлинка так неуловимы и нежны, что они могут не перелететь за рампу. Чтоб этого не случилось, нам – артистам, режиссёрам, художникам, музыкантам, декораторам, машинистам, электротехникам – надо проникнуться как можно глубже мистицизмом автора и создать на сцене атмосферу, неотразимую для публики».
«Постановка "Синей птицы" должна быть сделана с чистотой фантазии десятилетнего ребёнка. Она должна быть наивна, проста, жизнерадостна, весела и призрачна, как детский сон; красива как детская грёза, и вместе с тем величава, как идея гениального поэта и мыслителя».
- Для исполнения перечисленных задач Константин Станиславский работал над «Синей птицей» с помощником Леопольдом Сулержицким. Вместе они придумали принцип «чёрного кабинета», необходимый для волшебных превращений в ходе сказки: его обеспечивали чёрный бархат и специальная осветительная техника.
Коллажи.jpg
Я в 0_86305_3d1d1a46_orig.png и vkontakte.jpg 2016-05-23_20-29-44.jpg
Collapse )

Искусство астрономии и геомантии. Немецкий справочник, XV век

Оригинал взят у gorbutovich в Искусство астрономии и геомантии. Немецкий справочник, XV век
Тюбингенская домашняя книга /Tübinger Hausbuch. XV век, Вюртемберг.



Тюбингенская домашняя книга /Hausbuch. Фрагмент листа 42v. Библиотека Тюбингенского университета, Германия. XV век, Вюртемберг / Tübinger Hausbuch: Iatromathematisches Kalenderbuch; die Kunst der Astronomie und Geomantie, c. 15th century, MS. Md 2, f. 00042v, Universitätsbibliothek Tübingen. Source

"Тюбингенская домашняя книга: Ятроматематическая[*] календарная книга; искусство астрономии и геомантии[**]". Данная рукопись создана на немецком языке в 1430-1480 годах, вероятно, в пределах Ульма /Ulm или Ураха /Urach в швабском герцогстве Вюртемберге, что на юго-западе Германии. Хранится манускрипт в Библиотеке Тюбингенского университета: Md 2 / Tübinger Hausbuch: Iatromathematisches Kalenderbuch ; die Kunst der Astronomie und Geomantie. Württemberg, 15. Jh.. Universitätsbibliothek Tübingen. Md 2.

[*] Ятроматематическая календарная книга – т.е. медицинско-астрологический трактат с календарем. [Ятро- /Iatro- – приставка, обозначающая медицину либо врачей]
[**] Геомантия — гадание с помощью земли.

Collapse )

Дом Драмлита «Мастера и Маргариты» или Дом Писателей в Лаврушинском переулке, 17

Оригинал взят у vladimirdar в Дом Драмлита «Мастера и Маргариты» или Дом Писателей в Лаврушинском переулке, 17
Дом писателей в Лаврушинском переулке 17
Всего 35 фото

«Дом Драмлита» в романе Булгакова «Мастер и Маргарита» играет важную символическую роль. И дело даже не в том, что там жил критик Латунский, квартиру которого разгромила, ставшая ведьмой, Маргарита. Для Булгакова этот дом являлся символом писательского успеха, к которому он стремился всю жизнь... Этот дом интересен и своей историей. Я бы так и не начал рассказывать об этом Доме Писателей, если бы не желание пройтись самому по Булгаковским местам «Мастера и Маргариты» и освежить свои воспоминания. Ну, раз уж мы уже путешествуем по ним, давайте, для начала, узнаем его историю, а затем, какое он - «Драмлит», имеет отношение к Арбату, находясь в Лаврушинском переулке у Третьяковской галереи.
Collapse )

© Vladimir d’Ar, 2016

Русская сказка - Тайны Василисы Премудрой

Originally posted by sda1979 at Русская сказка - Тайны Василисы Премудрой
Оригинал взят у iov75 в Русская сказка - Тайны Василисы Премудрой
Все мы с детства знакомы с Василисой Премудрой. По другой версии - Прекрасной.
Нашел тут материал и захотелось поделится с вами.
Мне он показался интересным.

***

Речь - про невесту главного героя. Будь он Иван-царевич или Иванушка-дурачок, ему непременно найдется Василиса Премудрая или Василиса Прекрасная. Девицу полагается сначала спасти, а потом жениться - все честь по чести. Вот только девица непростая. Она может скрываться в образе лягушки, обладать какими-то колдовским и способностями, уметь говорить с животными, солнцем, ветром и луной…

В общем, она явно непростая девушка. При этом еще и какая-то "засекреченная". Судите сами: найти сведения о ней намного труднее, чем о каком-либо другом сказочном персонаже. В энциклопедиях (как в классических, бумажных, так и в новых, сетевых) легко отыщутся пространные статьи об Илье Муромце и Добрыне Никитиче, о Кощее Бессмертном и о Бабе Яге, о русалках, леших и водяных, а вот про Василису почти ничего и нет. На поверхности лежит лишь коротенькая статья в Большой советской энциклопедии, которая гласит:

"Василиса Премудрая - персонаж русских народных волшебных сказок. В большинстве из них Василиса Премудрая - дочь морского царя, наделенная мудростью и способностью превращения. Тот же женский образ выступает под именем Марьи-царевны, Марьи Моревны, Елены Прекрасной. Максим Горький назвал Василису Премудрую одним из наиболее совершенных образов, созданных народной фантазией. Иной по своей природе является обездоленная сиротка - Василиса Прекрасная в уникальном тексте Афанасьева".

7be7ea21eb63

Начнем, пожалуй, с Василисы-старшей, с той, которую Горький отождествил с Марьей-царевной, Марьей Моревной и Еленой Прекрасной. И на то были все основания. Все эти персонажи очень похожи, например, тем, что ничего про них в сказках толком не сказано. Мол, красная девица, каких свет не видывал - и все. Ни подробного описания внешности, ни каких-то черт характера. Просто женщина-функция, без которой не получится сказка: ведь должен же герой завоевать принцессу, а кто она там - дело десятое. Пусть будет Василиса.

Имя, кстати, намекает на высокое происхождение. Имя "Василиса" можно перевести с греческого как "царственная". И эта царственная девица (иногда в сказках она так и называется - Царь-девица) начинает подвергать героя испытаниям. То есть порой это делает не она, а какой-нибудь сказочный злодей вроде Кощея Бессмертного или Змея Горыныча, который похитил царевну и держит в плену (в лучшем случае) или собирается сожрать (в худшем).

Collapse )

О книге Э. Левер "Мадам де Помпадур"

Originally posted by sda1979 at О книге Э. Левер "Мадам де Помпадур"
Дочитал книжку Эвелин Левер "Мадам де Помпадур". (Триста страниц за неделю - это, каешно, рекорд).
Первый вывод. Чему научила Жанна-Антуанетта Пуассон, маркиза де Помпадур своего короля: удовольствия и утоленные аппетиты при соблюдении хорошего тона, свободы и деликатности, благородству и чувству меры (буржуазка учила благородству короля! бывает и так).

Да и кто она, эта буржуазка? Грациозная кокетка, воздушная, легкая и непринужденная, напоминающая хрупкую фарфоровую статуэтку. Непосредственная и непринужденная, простая и естественная с изысканными манерами, которым не мешал городской парижский говорок. Как на картине Буше
"внимательный взгляд глубоких глаз отражал все движения ее души, маленький выразительный ротик, миленький носик, а сколько чувств, иронии, биения жизни и мимолетных капризов, кокетства, желаний! Для этого женского личика и грациозной фигурки время летело быстро, умножая впечатления и переживания. В ней таилось сильное желание насладиться множеством ощущений жизни, воспользоваться счастьем мимолетной молодости, удовлетворить любопытство — и все это с глубокомыслием ценителя искусства удовольствий, не забывая ни про ум, ни про душу. Женщина Буше с нежным, розовым и гибким станом, с атласной кожей, с шаловливым носиком и яркими алыми губками ласково и насмешливо взирает с холста на этот мир, созданный для ее удовольствия, удовлетворения ее чувственности и смеющегося ума".


Ф. Буше. Портрет маркизы де Помпадур

"Большой и добрый великан"

Originally posted by hope1972 at "Большой и добрый великан"
Фактически эталон детской сказки. Спилберг явно снимал кино для внуков - то есть - для самого юного поколения. Очень красиво, сказочно, и волшебно.
ОФИГЕНСКИЙ перевод - там игра слов на каждой фразе. Такого у нас в стране не делают фактически. То есть, Дисней поработал с материалом на полную. Мы в восторге.


Единственно, в итоге нет морали. Детская сказка без морали... ну, знаете. Вот как раз в сказке-то мораль - это главное. Ни великан, ни девочка не меняются. Я поняла, почему фильм гнобили критики в Каннах. Именно поэтому и гнобили. Потому что отсутствие морали для Спилберга - это очень плохо! Он же Мастер!
Но маленьких детей вести обязательно - реально совершенно чудесный мультик для них. Лучше Спилберга никто не сделает.

165

Есть возражения?

Originally posted by gorbutovich at Есть возражения?
Иллюстрация к правовому своду, из французской иллюминированной рукописи XIV века



Деталь миниатюры. Около 1300-1340 годов. "Смитфилдские декреталии". Декреталии Григория IX. Составитель Раймунд Пеньяфортский. Рукопись включает общепринятые глоссы Бернарда Пармского (Бернардо ди Ботоне), созданные в 1241-1266 гг. Британская библиотека / C 1300-c 1340. The "Smithfield Decretals". The Decretals of Gregory IX, edited by Raymund of Penyafort (or Peñafort); with the glossa ordinaria of Bernard of Parma in the margin. Origin: France, S. (Toulouse?). Royal 10 E IV, f. 75. The British Library. Source

Фрагмент страницы из "Смитфилдских декреталий" из Британской библиотеки, всего в которых 628 страниц (314 листов). "Смитфилдские декреталии" – одна рукопсь из около 675 сохранившихся списков Декреталий Григория IX – свода декретального права, созданного по инициативе папы Римского Григория IX (ок.1145-1241).

Collapse )

Книги про Венецию

Originally posted by dolboeb at Книги про Венецию
На сайте Bookmate есть такой интересный раздел «Книжные полки».
Я там уже около года веду раздел «Венеция». Ориентируюсь, естественно, на те книги, которые есть в базе Bookmate, чтобы читатель моих рецензий мог в один клик загрузить и прочитать заинтересовавший его текст. Скажем, нет у них «Венеции» Петра Перцова, «Венецианских тетрадей», составленных Катей Марголис, «Крыльев голубки» Генри Джеймса, или «Венеции Иосифа Бродского» Михаила Мильчика — значит, я там о них и не пишу, а просто озадачил саппорт Bookmate добычей этих книг. Когда появятся — напишу и о них. Но на сегодняшний день этих текстов нет даже на Флибусте.

Пока что на полке моей — Питер Акройд, Иосиф Бродский, Э.Т.А. Гофман, Карло Гоцци, Аркадий Ипполитов, Джакомо Казанова, Томас Манн, Павел Муратов, Джон Рёскин, Марк Твен и раритетное первое издание путеводителя «Афиши» по Венеции (в потрёпанном виде, но бесценное — из тех романтических времён, когда эта серия больше ориентировалась на едущих в Европу за красотой, чем за покупками). Воспоминания людей, которые в Венеции родились и прожили жизнь, соседствуют с дорожными записками, историческими и искусствоведческими исследованиями, и даже с волшебной сказкой на когда-то полюбившийся читателям этого ЖЖ исторический сюжет.

Конечно, никакие тексты живой Венеции не заменят, но для любящих этот город так, как люблю его я, они могут показаться и ценны, и увлекательны. Так что добро пожаловать на мою книжную полку:
https://bookmate.com/bookshelves/R0EggS5g

ДНК-тест: от кого пошли Медичи. 50 оттенков сера Пьеро да Винчи

Originally posted by dolboeb at ДНК-тест: от кого пошли Медичи. 50 оттенков сера Пьеро да Винчи
Данте Алигьери не называл свою комедию «божественной».
Это за него сделал Бокаччо, сильно пост фактум и без согласования с автором. Он же придумал отождествить обожаемую поэтом Прекрасную Даму с его флорентийской соседкой Биче Фольковной Портинари, предположительно умершей эдак лет за 30 до завершения поэмы — и за 23 года до рождения самого Бокаччо.

Это необязательно означает, что позднейший комментатор свою биографическую привязку вчистую и безосновательно выдумал — но, кроме этого свидетельства неочевидца, у нас нет никаких исторических подтверждений, что у банкира Фолько Портинари вообще была дочь с таким именем (не говоря уже о каких-нибудь её отношениях с Данте). И уж точно не тянет на доказательство её скромное надгробие под алтарём церкви Св. Маргариты деи Черки — это такой же сознательный позднейший новодел, как могила дожа Дандоло в Св. Софии, или «дом Данте» в том же флорентийском переулке, наискосок от церкви Св. Маргариты, которого во времена Данте просто не существовало в природе.

А Сандро Ботичелли не называл свою картину «Primavera».
Это за него сделал Джорджо Вазари, и тоже задним числом — спустя 40 лет после смерти художника.

С «Весной» Ботичелли непоняток ещё больше, чем с Дантовой любовью. Про его самую знаменитую картину мы не знаем примерно вообще ничего: ни кто заказывал, ни куда собирались вешать, ни что там изображено — кто все эти люди, боги, нимфы и путти. Интерпретаций — как у «Грозы» Джорджоне, в широчайшем диапазоне от античных аллегорий до злободневной политической пропаганды (по одной из версий, апельсины над головами персонажей имеют шарообразную форму, шары — геральдический символ семейства Медичи, и, следовательно, вся картина изображает счастье Флоренции под управлением Лоренцо Великолепного; жаль только не прояснённого в этой версии вопроса, в кого конкретно целится из лука Амур).

Я, конечно, большой любитель исторических ребусов и их разгадывания, но про Данте и Ботичелли готов повторить всё то же, что уже писал тут месяц назад про Джорджоне. Наше незнание правильных ответов на загадки многовековой давности — это, в сущности, вещь совершенно нормальная, ничему в этой жизни не мешающая. Я допускаю, что лет через 5 (или 25) объявится серьёзный исследователь, который проведёт тесты ДНК и докажет превыше сомнения, что под именем Беатриче у Данте выведена какая-нибудь Мона Ванна (на верхней картине — слева), другая из шести дочерей Фолько Портинари, или вовсе служанка в его доме (на картине — справа), у которой от автора «Комедии» родилась дюжина детей, причём младший из них (появившийся на свет как раз в год завершения великой поэмы) внезапно вошёл в историю под именем Аверардо ди Медичи и стал отцом Джованни ди Биччи. А даже если ничего такого не удастся доказать с помощью анализов ДНК, в любой день может появиться очередной Дэн Умбертович Браун, который такую версию высокохудожественно обоснует в новом бестселлере, тиражом 100500 миллионов экземпляров — и скоро уже всякий школьник в Южном Бутово будет твёрдо знать, от какой осинки на самом деле родились ботичеллиевы апельсинки.

Так что давайте лучше сразу отделим нашу любовь к готическим ребусам — которая, на мой вкус, и уместна, и легитимна, и зело развлекательна — от поиска исторической правды про Данте и Ботичелли, которая, по сути дела, никакого полезного знания никогда не даст — ни нам, ни тому школьнику в Южном Бутово, начитавшемуся «50 оттенков серого гвельфа».

Если кто вдруг не согласен с таким моим наплевательским отношением к исторической правде — тому я охотно напомню эпопею с многократным перевоплощением «Двух венецианок» Карпаччо. Которых сперва Джон Рёскин объявил блядьми из муниципального каталога, сто лет спустя в них стали видеть богобоязненных патрицианок из семейства Торелла, а сегодня Ипполитову снова непонятно: если они такие целомудренные, откуда взялся жёлтый платок в руках у младшей из патрицианок?! Всю правду о двух венецианских дамах в итоге не узнал пока даже лифтёр, но гениальности картины Карпаччо и восторга от встречи с ней эта досадная непонятка нисколько не умаляет.